02:40 

Добро пожаловать на озеро Тодоваки

Фармазоня, хитрый Лис
неньютоновская жидкость
Название: Добро пожаловать на озеро Тодоваки
Рейтинг: R
Жанры: слэш, романтика, юмор, мистика
Размер: Миди
Статус: в процессе

Описание: Здравствуйте! Меня зовут Акасаки Мицунэ, я студент университета и член бейсбольной команды! Этим летом мы отправились в спортивный лагерь, расположенный на озере Тодоваки, чтобы тренироваться! Кто этот таинственный владелец гостиницы на самой вершине горы? Почему все становится таким непонятным? Что это за странное чувство?..


Часть 1. Гостиница на вершине горы
Поезд из двух вагонов смело рвался вперед через горы, ныряя в тоннели и катясь по самому краю обрыва. С одной стороны виднелось огромное озеро, которое сверкало своей гладью и ослепляло немногочисленных пассажиров. С другой стороны открывался сумрачный, напоенный всеми оттенками зеленого лес.
Стук колес органично сливался с музыкой, играющей в наушниках Акасаки, и наводил дрему. Уже почти час их маленький храбрый поезд катил вперед, не делая ни одной остановки. Потому что там, куда они ехали, не было остановок.
Акасаки потер глаза и стянул свой рюкзак с полки, чтобы вытащить пакет с чипсами. Он брал с собой много всего, но их компания все сожрала еще до того, как они сели на этот поезд.
Они втроем - Сицуна, Танака и Акасаки - последними из клуба ехали в спортивный лагерь Тодоваки. Старшекурсники укатили на неделю раньше, на автобусе, а младшим теперь приходилось ехать с тремя пересадками.
Место было, ничего не сказать, живописное. Но отдаленность от цивилизации угнетала. Особенно Сицуну, у которого полчаса назад перестал ловить телефон, и теперь он доставал сидящего рядом и пытающегося читать Танаку.
- Когда мы уже приедем? - услышал Акасаки вопрос, стянув наушники.
- Ей-богу, если ты еще раз это спросишь!..
- Когда мы уже приедем? - упрямо заныл Сицуна.
Танака мученически вздохнул и отвернулся, закрывшись книгой. Сицуна показал ему язык и пересел на лавку рядом с Акасаки.
Сейчас, без музыки, слышно было, как надрывно скрипит поезд. Пугающие звуки, когда едешь по склону горы. Акасаки задумчиво начал грызть чипсы, разглядывая лес. Даже стволы деревьев были зелеными от мха, как тошнотворно.
- Если там не будет Интернета, я убьюсь, честное слово, - Сицуна закинул руки за голову и чуть сполз с лавки, пиная упрямо читающего Танаку.
- Мы едем тренироваться, - хмыкнул Акасаки. - Нечего сидеть в сети все время, ага.
- Что мне делать перед сном? И по утрам я так привык проверять почту и читать письма поклонниц.
Танака издал сдавленный смешок и снова делал вид, что ужасно поглощен книгой. Сицуна чуть надулся, прищурившись.
Еще через минут двадцать уже Акасаки хотелось поднять глаза к грязному потолку вагона и трагически вопрошать, когда же они уже приедут. Но вскоре динамик захрипел:
- Мы прибываем к станции «Озеро Тодоваки», будьте внимательны. «Озеро Тодоваки», будьте внимательны.
Три парня и еще какая-то старушка, которая все это время дремала в самом конце вагона, поднялись и принялись собирать свои сумки с полок. Акасаки потянулся, стараясь размять совершенно затекшую от сидения на деревянной лавке спину.
Вагоны поезда со скрипом остановились возле короткой платформы, вплотную прилегающей к лесу, и оставили своих пассажиров посреди рощи.
Парни проводили взглядом старушку, которая шустро взгромоздила на свою скрюченную спину огромный брезентовый рюкзак и спустилась по разваливающимся ступенькам.
- Так… - Танака, как самый ответственный, вытащил карту и нарисованную схему, как добраться до спортивного лагеря. - Нам надо туда.
Он указал в противоположную сторону. Акасаки немного пожалел, что они не спросили дорогу у старушки. Вдруг надо было идти за ней.
- Мы что, пойдем через лес? - Сицуна забрал карту и принялся ее вертеть. - Стремно!
- Если бы кто-то не завалил экзамен, мы бы ехали вместе со всеми, - холодно отозвался Танака и отобрал у Сицуны карту.
- Да я!.. М… Ла-адно.
Акасаки вздохнул, озираясь. Да, Сицуна завалил экзамен по английскому и вынужден был еще лишнюю неделю заниматься для переэкзаменовки. А Танака и Акасаки просто не могли оставить друга. К тому же, один Сицуна бы точно до лагеря не доехал.
Сверившись с картой, Танака махнул рукой в сторону дороги, которая начиналась от платформы и явно вела в горы. Но, судя по карте, сразу за этой горой располагался лагерь, так что им предстояло пройти совсем немного.
***
Как бы не так.
- Все! Привал! - заявил Сицуна и плюхнулся прямо на мох рядом с дорогой.
- Что? Да блин…
- Я согласен с Сицуной, - Акасаки поставил рюкзак на дорогу и вытащил бутылку с водой. - Мы точно не заблудились?
- Да тут одна дорога. Я уверен, мы скоро придем!
- Мы идем полчаса уже. В гору! Явно потом будем еще спускаться. Ты уверен, что правильно все разобрал?
- Если такой умный, что ж ты сам не прокладывал путь?
- Я просто говорю, - заворчал Сицуна под холодным взглядом друга.
- Ужа начинает темнеть, парни, - Акасаки с сожалением смял пустую бутылку и запихнул ее в карман рюкзака. - Нам бы поторопиться, а то мы ночью точно дорогу не найдем.
- Это странно, - пробормотал Танака, вытащив карту. - Мы уже должны были быть на месте.
- О, не говори так. Меня пугает, когда ты растерян.
Акасаки потер спину, оглядываясь. Куда ни глянь - просто чаща. Лез вздымался над ними стеной, лес стелился под ногами. Вот пришло же в голову капитану потащить их в этот лагерь.
Весной капитан притащил откуда-то брошюру про этот спортивный лагерь, недавно отстроенный заново и открытый. На рекламной фотографии, как и полагается, все выглядело чудесно. Два многоэтажных здания общежитий, центральный спортивный зал с многочисленными площадками, открытые стадионы для футбола и бейсбола, бассейн… Все это, конечно, здорово, но как же до него сложно добраться!
Парни неохотно поплелись дальше, поднимаясь в гору. Добредя до места, где дорога раздваивалась, они снова остановились.
- Этого на карте не было, - нахмурившись, заявил Танака.
- И куда нам? Право? Лево?.. - Сицуна прошел немного по левой дороге и вернулся. - Фиг знает, там какой-то крутой спуск. Мы в темноте навернемся. А уже почти стемнело.
- Пойдем направо, - Танака вздохнул. - Может быть, мы заберемся на вершину горы, а там будут телефоны ловить. Уже пора бы позвонить старшим и сказать, что мы заблудились.
- Ну отлично, - тоскливо вздохнул Акасаки и пошел по правой дороге.
Ночь опустилась на горы очень резко, и уставшим заблудившимся парням стало совсем не до разговоров и ругани. Кое-как освещая дорогу телефонами, они шли по дороге, которая начала резко забирать наверх. Танака был прав, что они так доберутся до вершины. Только им это не нужно совершенно.
- Ох, блин, - Сицуна отшатнулся от внезапно возникшего перед ним столба и осветил его. - Тории?
- Ну, может быть, наверху располагается храм, - излишне воодушевленно предположил Танака, осветив небольшую деревянную арку, которая поросла мхом.
- Если там люди, то я всеми руками за, - устало пробормотал Акасаки.
Парни пошли дальше по дороге, которая через какое-то время сменилась бесконечной вереницей ступенек. Акасаки потер глаза, споткнувшись в очередной раз. Чтоб их…
Ступеньки вывели, наконец, уставших до невозможности парней на площадку, где их встретили закрытые ворота с приветливо горящими фонарями. Большая вывеска над воротами гласила, что здесь располагается «Гостиница Тодоваки. Ночлег и горячие источники».
- О боже, да, - простонал Сицуна и постучал в ворота. - Есть кто дома?!
- Что ты… Что ты делаешь? Откуда здесь гостиница?..
- Какая разница! Мы наверняка забрели не туда. Но уже поздно. И ноги болят! И есть охота, жуть!
- Но…
Ни Танака, ни Сицуна не успели ничего больше добавить, как ворота приоткрылись. Акасаки уставился на вышедшего к ним странного мужчину. По крайней мере, Акасаки подумал, что это мужчина. Вышедший к ним был одет в бирюзовое кимоно, из-под которого выглядывал темно-лиловый воротник нижнего. Волосы мужчины свободно струились по плечам и были странного пепельного цвета. А лицо мужчины - Акасаки начал уже сомневаться - было накрашено. Почему они заблудились в горах и нашли гостиницу, в которой обитает странный человек с лиловыми губами и бровями-точками?
- Добро пожаловать в Тодоваки, - лениво произнес мужчина и прикурил длинную тонкую трубку. - Желаете остаться на ночлег?
- Нам бы… если можно, воспользоваться телефоном.
- И туалетом, - поддержал Сицуна.
- Те-ле-фо-на нет, - мужчина чуть наклонил голову, изучающе глядя на парней. - Туалетом можно. Проходите.
Танака переглянулся с Акасаки, а Сицуна живо побежал в приоткрытые ворота. Друзья последовали за ним.
Дорога от ворот вела прямиком к небольшому дому с закрытыми ставнями. Все здесь выглядело таким пустынным, что Акасаки невесело усмехнулся: держать гостиницу посреди ничего было явно не самой лучшей идеей.
Мужчина указал на отдельно стоящий домик трубкой.
- Туалет там. А вы проходите, - кивнул он оставшимся парням и поднялся на порог, сбросив тяжелые деревянные гэта.
Немного потолкавшись на пороге и разувшись, парни ступили в освещенную допотопными лампами комнату. Здесь возвышалась стойка регистрации и стояли часы со старинным циферблатом. Мужчина ушел за стойку и вытащил три листка.
- Мы… - Танака неуверенно поднял руки. - Боюсь, мы не можем заплатить за ночлег.
- Почему? - неожиданно весело отозвался мужчина. - С каждого из вас пять йен.
Акасаки бросило в жар. Они попали в дом к какому-то психу. Он думает, что у него гостиница, но на самом деле он просто псих.
- П-пять?
- Да, - мужчина выудил неизвестно откуда пятийеновую монетку и посмотрел сквозь ее отверстие на парней. - Это за одну ночь, горячие источники и ужин. Завтрак не включен.
- О, ну раз завтрак не включен, тогда ясно, - нервно усмехнулся Акасаки.
Когда Сицуна вернулся и Танака объяснил ему, что они будут ночевать в гостинице за пятнадцать йен, владелец гостиницы протянул парням бланки.
- Правда, плата вперед.
- Ничего не поделать, - отозвался Танака, роясь в кармане.
Сицуна неуверенно положил на стойку сто йен, и лицо мужчины приобрело отчужденное выражение.
- Пять йен.
- Ну… у меня нет. Вы можете дать сдачу?
- Сдачу? - мужчина отодвинул монетку от себя. - У меня нет сдачи.
- Но…
- Я заплачу за тебя, - Танака положил на стойку две монетки, и мужчина снова расцвел.
Акасаки нахмурился, присев рядом с рюкзаком. Ей-богу, на такую мелочь ничего не купить, пять йен годятся только, чтобы их в храме кидать за молитву.
Владелец гостиницы проводил Танаку и Сицуну в комнаты и вернулся ко все еще роющемуся в кошельке Акасаки. Вот гады, бросили его тут.
Тяжело вздохнув, Акасаки выудил из кармашка кошелька пятийеновую монету. Ее ему подарил дедушка, ей было шестьдесят лет, и отдавать ее странному ряженному мужику за ночлег Акасаки было ужасно жаль.
- Вот.
- О, как хорошо, - мужчина поманил Акасаки за собой.
Он провел парня по коридору, на стенах которого висели сплошные гравюры с изображениями чудовищ. Точно ненормальный какой-то.
- А вот и комната, - мужчина раздвинул сёдзи и пропустил Акасаки вперед. - Ужин я принесу где-то через час…
- А где мои друзья?
- Дальше по коридору вход в источники.
- А…
- Приятного отдыха, - сказал мужчина и ушел, закрыв за собой двери.
Акасаки бросил рюкзак в углу и вышел в коридор. Гостиница была очень маленькой, здесь было всего пять комнат, судя по дверям. Услышав какой-то шум из-за дверей к источникам, Акасаки уверенно отправился туда.
- Эй, парни… - Акасаки зажмурился от пара, который сразу окутал его. - Вы тут?
- Да! Наконец-то! Ну долго же ты возился! - раздался голос Сицуны.
- Ну, знаете, ушли без меня! А если бы у меня не оказалось пяти йен? - начал возмущаться Акасаки, раздеваясь и складывая одежду на полку.
- Мы бы пришли к тебе на помощь.
- Ага. После того, как накупались бы, - Акасаки быстро принял душ и прошел в соседний зал, где и располагался большой бассейн источника.
Танака и Сицуна вольготно расположились здесь, уже красные от горячей воды и разнеженные. Акасаки опустился в воду, перестав злиться.
Как же хорошо… После многих часов дороги, ходьбы, блуждания по лесу…
- Завтра утром доберемся до лагеря и расскажем всем, - Сицуна опустился в воду по подбородок и с удовольствием зажмурился. - Потом придем сюда всей командой!
- Ну к черту, - отозвался Танака, потирая шею и разминая ее. - Нам никто не поверит, что мы тут за пять йен ночуем.
- Может, он нас пожалел. Бедные-бедные студенты, заблудились в лесу.
- Откуда тут вообще взяться гостинице, кто сюда приедет?
- Тут отличный источник!
- И все же, - озадаченно произнес Танака.
Акасаки задумчиво кивнул. Как Сицуна может быть таким балбесом, здесь же явно что-то не так.
- И мужик странно выглядит, не правда ли?
- В смысле? - Танака посмотрел на парня, подслеповато щурясь.
- Ну… - удивленно сказал Акасаки. - Ну разве он не показался вам странным?
- Да обычный старик, - Сицуна потянулся.
- Что? - Акасаки перевел взгляд с Танаки на Сицуну. Старик?..
Ну да, волосы у него были серыми, но он все равно не тянул на старика.
- Скорее бы ужин! Почему мы не взяли ничего с собой!
- Если помнишь, мы брали, только съели все еще в Токио.
- Аргх! Вот ты знал, что нам пять часов ехать, а не предупредил про еду! Я бы попросил маму наделать раза в три больше бутеров.
- И просто в три раза больше бы съел, ага.
- Ну-у!
Акасаки закинул руки на бортик, чувствуя, что горячая вода и усталость сделали свое дело, усыпляя его. Даже чувство голода отошло на задний план.
***
Парни вернулись в комнату, которую отвели Танаке, разомлевшие и еще более голодные, чем раньше. Хозяин гостиницы словно знал, поэтому накрыл стол именно здесь.
У Акасаки уже не было сил удивляться. Ну, бывают в жизни совпадения.
- Ух ты, как здорово, - Сицуна сел за стол и снял крышку со своей стоящей над горелкой кастрюльки. В ней аппетитно побулькивали овощи и мясо.
Акасаки сел за стол и зевнул. Сейчас они еще и сытно поедят за пять йен.
Сняв крышку, он выудил палочками лапшу из котелка. Каким бы странным не был владелец гостиницы, он знал толк в угощении. Кроме котелка с горячим, на столах у парней так же стояли чашки с рисом, немного свежей рыбы, нарезанные овощи под соусом и небольшие шарики несладких моти.
- Здорово тут, - Сицуна принялся уплетать за обе щеки все подряд.
- Конечно, - Танака неуверенно понюхал кусочек сырой рыбы.
- Интересное место… - Акасаки решил съесть только то, что было приготовлено. На всякий случай.
Когда парни уже забылись и принялись поглощать ужин, сёдзи приоткрылись, и владелец гостиницы присел рядом со столом. В руках он держал поднос с чайником и тремя чашками.
- Я совсем забыл принести вам попить, - владелец гостиницы улыбнулся. - Вот. Чай в этой местности очень вкусный.
- Здесь все такое вкусное! - с энтузиазмом вызвался Сицуна.
- Да, весьма. Спасибо за угощение, - Танака поправил очки и сдавленно зевнул.
- О, бедные цыплятки, вы безумно хотите спать, не правда ли? - мужчина налил чай по чашкам и поставил перед парнями.
Акасаки немного подозрительно посмотрел в чашку. Никто не знает, где они. Они выехали утром в Тодоваки, но так и не прибыли в лагерь, а телефоны здесь не принимают… И теперь они берут чай из рук странного человека, одиноко живущего на вершине горы.
- Что такое? - владелец гостиницы нагнулся так, что смог заглянуть Акасаки прямо в глаза.
- О… Н-ничего! - парень едва не выронил чашку из рук.
- Ваши постели готовы, - владелец гостиницы поднялся, продолжая улыбаться.
- А… мы могли бы переночевать и в одной комнате втроем.
- Зачем, комнат же много. Не стесняйтесь, каждому хватит.
Танака и Акасаки в который раз переглянулись. Они оба, пожалуй, все меньше и меньше доверяли этому месту, а Сицуне было все нипочем. Наевшись до отвала и выпив чай, он поднялся и ушел в свою комнату.
- Спокойной ночи! Завтра утром разбудите меня, а то у меня телефон сел, будильник не сработает.
- Спокойной ночи, - Танака наклонился к Акасаки через стол. - Ты собираешься тут спать?..
- Я борюсь со сном, но это ужасно сложно.
- Не то слово.
- Мы можем уйти, наверное?
- Боюсь, ночью в лесу мы еще сильнее заблудимся. Хм. Запри двери. По крайней мере на них есть замок.
- Само собой.
Акасаки пожелал Танаке спокойной ночи и ушел в комнату, где уже был разложен футон. Постель так манила к себе… Акасаки погасил лампу и огляделся. Вся гостиница была погружена в тишину. Неужели здесь и правда только они вчетвером? Тогда надо отдать должное умению владельца гостиницы приготовить такой прекрасный ужин, да еще и успеть расстелить всем постели.
Парень сел на футон и прислонился к стене, стараясь не заснуть, но моргать становилось все тяжелее…
***
Акасаки не понял даже, что его разбудило. В доме все еще царила тишина, а часы на телефоне показывали четыре утра. Немного поежившись, Акасаки закутался в одеяло и поднялся с футона.
Они все еще здесь.
Приоткрыв сёдзи, парень вышел на террасу. В предрассветной дымке все казалось не таким непонятным. Ну, гостиница, ну на вершине горы… С кем не бывает.
Зевнув, Акасаки прошелся по прохладным доскам. Посмотрев на стоящий чуть поодаль туалет, парень поджал пальцы на ногах и решил, что еще потерпит.
- Доброе утро.
Сдержавшись и не подпрыгнув, Акасаки повернулся. Перед ним стоял владелец гостиницы, но без краски на лице и в простом бледно-зеленом кимоно. Сейчас он выглядел совершенно нормальным, Акасаки даже стало стыдно за свои прежние мысли.
- Доброе… Э… Спасибо за ночлег. И ужин.
- О, ну мне было приятно осуществить ваши желания.
- Да уж… - Акасаки тихо усмехнулся. - Вчера мы только и могли, что мечтать о еде и теплой постели.
- Чаще всего сюда приходят именно с такими желаниями, - мужчина прислонился к столбу и вытащил из-за пояса свою тонкую трубку.
Акасаки посмотрел в сад, тихо вздыхая. Какое-то странное чувство от этого всего… Ничего себе летняя тренировка началась. Без приключений никак. Когда они расскажут парням в лагере, никто не поверит.
- Можно кое о чем попросить?
- М? - Акасаки снова обернулся к владельцу гостиницы.
- Не рассказывайте никому об этой ночи.
- Что?..
- Мне ни к чему такое внимание.
Акасаки растерянно кивнул, глядя в глаза мужчине, которые казались не черными, но очень глубокого синего цвета. Что за странный человек в своей пустующей гостинице…
Когда все проснулись и сходили напоследок на источники, Акасаки уже с трудом верилось, что они провели ночь в таком странном месте. Хотя гостиница была тут же, на месте, конечно.
- Ах да, завтрак же не включен, - пробормотал Сицуна. - А жаль.
- Ты вчера съел все, неужели ты уже успел проголо… - Танака замолк, выйдя к стойке регистрации.
Вместо давешнего странного владельца гостиницы за стойкой стояла невысокая девушка и приветливо улыбалась.
- Спасибо, что остановились у нас! - она поставила печати на бланках и выдала парням их паспорта.
Что?.. Когда они?..
Акасаки растерянно оглянулся на друзей, но те почему-то не были удивлены. Танака с серьезным видом выслушал инструкции, как попасть в лагерь, а Сицуна был поглощен поисками в рюкзаке завалявшихся чипсов или хоть чего-нибудь.
- Все, идем. Теперь-то мы не потеряемся, - Танака взвалил на плечи рюкзак и уверенно двинулся к выходу.
Акасаки последовал за друзьями, в последний раз растерянно обернувшись к машущей на прощание девушке. Как-то… не так все.
- Акасаки, у тебя, может, что съестное осталось? Есть хочу, не могу! - Сицуна повис на рюкзаке друга, пытаясь расстегнуть молнию.
- Эй-эй, спокойно. Ты чего как с голодного края.
- Так, мы идем на север, - Танака остановился у подножия лестницы и вытащил исправленную схему. - Странно, мы ведь правильно шли, как мы сбились с пути?
- Ночью без фонариков… Хорошо еще мы не свалились в пропасть.
- Хах…
- Танака.
- Что?
- А что было ночью? - Акасаки нашел-таки в рюкзаке батончик и пихнул в руке обрадованному Сицуне.
- Мы сбились с пути, но вышли к гостинице и переночевали.
- Я не видел эту девушку вчера.
- Ночная смена, утренняя смена… Подумаешь.
Акасаки вздохнул, совершенно не понимая, чему теперь верить. Это ведь не могло быть все сном? Хотя, конечно, от усталости и напряжения он вчера себе много чего нафантазировать мог. Бывает.
***
Спортивный лагерь оказался точно как на картинках в брошюре. Акасаки даже удивился, насколько здесь все было здорово. И даже ходили микроавтобусы от лагеря в деревню, расположенную в низине.
Хотя в лагере всегда было, чем заняться, парни иногда ездили в деревню. Там продавались удивительно вкусные таяки с начинкой из сладких бобов, о которых теперь Сицуна бредил каждый день.
Акасаки вернулся после тренировки в комнату, размышляя, не сгонять ли в деревню. Он не знал пока, за чем, но было бы неплохо пополнить свои запасы запретных шоколадок. Их таскал Сицуна и думал, будто Акасаки не заметит.
Вытащив рюкзак из-под кровати, парень залез в отдельный карман внутри. Ну точно, одна осталась. И еще что-то.
Акасаки выудил пальцами блестящую пятийеновую монетку. О. Новая совсем, еще выглядит такой золотой.
Охнув, Акасаки спешно вытащил кошелек и порылся в кармашке. И правда, дедовской монетки нет! Вскочив на ноги, Акасаки быстро натянул спортивную куртку и схватил фонарик.
Было ли или нет, но он может попытаться. Акасаки воодушевился такой идеей: он просто обменяет у владельца гостиницы монетку. Если бы он знал, что у него завалялась одна такая…
Парень поспешил к воротам лагеря. Дорогу он, вроде, все еще помнил. На самом деле было не так уж и долго идти от станции к лагерю, это они где-то умудрились заплутать. И если бы они знали, что от деревни можно было ехать на машине, они бы пошли следом за той старушкой.
Акасаки бегом поднялся по дороге в гору и свернул на неприметную зеленую тропу, которая вела к вершине. Если о ней не знать, то сложно было бы заметить.
Уже наступил вечер, на горы опускались сумерки, и Акасаки начал осознавать, что его обмен монетами мог бы прекрасно подождать до утра. Но он уже преодолел немалую часть пути, не возвращаться же.
Он вышел на дорогу к ториям, за которыми начиналась лестница, и удивился той легкости, с которой преодолел весь путь, несмотря на целый день тренировок на поле.
Вскоре Акасаки уже стоял перед воротами гостиницы, часто дыша от быстрого бега. Как он найдет свою монету в целой куче у этого коллекционера? Об этом он тоже не подумал.
- Д..добрый вечер! Простите за вторжение! - парень приоткрыл калитку и прошел ко входу.
В саду уже горели фонари, и гостиница снова выглядела очень таинственной. Что же творит ночь с этим местом, днем это было такое скучное здание.
- Простите за вторжение, - повторил Акасаки, подойдя к стойке регистрации.
- О? Снова заблудился? - владелец гостиницы вышел из-за тканной перегородки, на которой был начертан иероглиф «Гора».
- Н-нет. Я… - Акасаки растерянно посмотрел на растянутые в приветливой улыбке крашенные лиловым губы. Как будто он ел ягоды или вроде того. Тряхнув головой, парень продолжил. - Вы, наверное, помните, как мы ночевали тут две недели назад и платили… м… монетами.
- Конечно, - мужчина оперся на стойку, с интересом глядя на Акасаки.
- Та монета, которую я отдал, это был подарок дедушки, она мне очень дорога и мне было жалко ее отдавать. Я подумал, что это невежливо, если я расплатился чем-то, что не хотел отдавать. Поэтому я хочу обменять ту монету на эту. Если можно, - Акасаки протянул сверкающую пятийеновую монету на раскрытых ладонях.
- Как интересно, - отозвался мужчина, взяв монету и залюбовавшись бликами.
Акасаки потер живот, напряженно дожидаясь еще какой-нибудь реакции. Мужчина задумчиво перекатил монетку между пальцев, и она исчезла. Взамен новой золотой владелец гостиницы положил на стойку старую монету.
- Держи. Это было очень честно.
- Ох, спасибо, - парень собрался было забрать монету, как ладонь мужчины легла поверх его руки. - А?..
- Ты, наверное, голоден? Не хочешь разделить трапезу со мной сегодня?
- Это… я… Если… - Акасаки поразился тому, какая прохладная у мужчины рука. Не противно холодная, но и не теплая. - Если я вам не помешаю… м… хозяин-сан.
- Меня зовут Куон, - владелец гостиницы чуть лениво прикрыл глаза. - Акасаки Мицунэ?
- Д-да, - запнувшись, пробормотал парень. А потом он вспомнил, что они заполняли бумаги в тот раз. Ну и память у этого мужика.
Акасаки пошел следом за мужчиной, который нырнул за занавесь. Здесь открывался новый коридор, устланный красным ковром, а на стена висели уже не настолько неприятные гравюры, как в том коридоре, что вел к номерам и купальне.
Куон привел парня в небольшую, хорошо освещенную несколькими лампами комнату, где был накрыт невысокий столик. Не было похоже, будто мужчина собирался когда-либо есть в одиночестве, очень уж много здесь всего было.
- Прошу, присаживайся.
- Благодарю, - Акасаки чувствовал себя не в своей тарелке и старался вести себя как можно вежливее, сев на подушечку как полагается.
- Не выпьешь ли со мной немного сакэ? - рука мужчины изящно подхватила небольшое блюдце, в котором плескалась выпивка.
Акасаки медленно кивнул и принял блюдце из рук Куона. Ему, конечно, еще год пить нельзя, как бы, но никто же об этом не знает.
- До дна, - мужчина выпил сакэ, прикрыв один глаз и наблюдая за парнем.
- До дна, - пробормотал Акасаки, коротко приподняв блюдце и выпив тот единственный глоток, что в нем был. Сакэ слегка обожгло горло, но потом стало очень вкусно и приятно.
- Не стесняйся, - Куон взял общие палочки и маленькую тарелочку, сняв крышку с большого котелка, в котором булькали овощи, мясо и грибы - о-набэ.
- Спасибо за угощение, приятного аппетита, - Акасаки сложил ладони вместе.
Он старался повторять все следом за мужчиной, чтобы не нарушить ненароком никаких правил приличия.
- Нравится? - Куон улыбнулся, глядя, как парень старательно уплетает мешочек из тофу, внутри которого был шарик моти.
- Очень. Вкуснее в жизни не ел!
- О, - мужчина выглядел очень польщенным. Он положил парню на тарелку несколько кусочков мяса и шляпку гриба сиитакэ. - Ешь на здоровье, сколько вздумается.
Акасаки искренне наслаждался ужином. Горячий набэ, пусть и не по сезону, но напоминал о долгих зимних вечерах в деревенском доме у дедушки. Дедушка ставил на стол старую горелку, на нее ставил большой чугунный котелок с орнаментов из листьев и цветов. И все вместе они собирались за столом под уютным желтым светом лампы, нарезая овощи, мясо, грибы, готовя все и веселясь.
Парень стер с щек слезы, смущенно жмурясь.
- Ох, что такое?..
- Простите… Это мне так напомнило о дедушке, - пробормотал Акасаки.
- Том, что подарил тебе монетку? - Куон чуть наклонил голову.
- Да… Он умер два года назад. Я…
- Скучаешь?
- Д-да…
- Ты кушай и не стесняйся, - очень ласково произнес Куон. - Этих слез не надо стесняться.
Акасаки кивнул и с удвоенным рвением принялся за еду. Вкусно! Вкусно и уютно!
Вскоре слезы высохли, оставив в душе чувство умиротворения. Акасаки поставил тарелочку на стол и сложил палочки.
- Спасибо за угощения, было очень вкусно.
- Я рад, что тебе понравилось, - Куон протянул руку и мягко погладил парня по щеке. Акасаки растерянно поднял голову и встретился взглядом с мужчиной, снова поразившись тому, какого необычного цвета у него глаза. Словно черника…
- Если хочешь, можешь остаться на ночь. Уже темно и страшно.
- Я не могу злоупотреблять вашим гостеприимством. Большое спасибо, что позволили обменять монеты и угостили ужином, - Акасаки чуть поклонился.
- О, не стоит благодарности, - Куон продолжал безмятежно улыбаться. - Если ты не хочешь остаться, я провожу тебя до ворот.
Акасаки поднялся из-за стола. Уж теперь-то он не сомневался в реальности происходящего, но почему друзья забыли? Акасаки пытался завести разговор на эту тему, но потом вспоминал свое обещание молчать. Хотя странно, они же втроем тут были, даже между собой не могут обсудить?
Какое хорошее место, в самом деле. Горячие источники, вкусная еда, красивая природа вокруг. Но гостиница очень маленькая, наверняка она не справится с потоком гостей, узнай многие о ней.
Прежде чем открыть дверь, Куон взял фонарь и терпеливо дождался, когда Акасаки обуется. Сам он уже надел свои высокие гэта с одной поперечной перекладиной. Как он с них не падает…
Фонари в саду почему-то больше не горели, и парень порадовался, что мужчина взялся его проводить. Возле ворот Куон улыбнулся и поднял фонарь выше.
- Не заблудишься?
- Думаю нет…
- Вот, возьми фонарь. Оставишь его в конце тропы просто, я заберу потом.
Акасаки кивнул, взяв фонарь из рисовой бумаги. Конечно, у него в кармане лежал фонарик, но было бы невежливо отказываться.
- Благодарю за все, - Акасаки в последний раз вежливо поклонился, прежде чем ступить во тьму за пределами гостиницы.
- Мне было приятно, - поклонился в ответ Куон.
- Было очень вкусно, - парень переступил порог и еще раз поклонился, на всякий случай.
- Ты можешь приходить, если захочешь, - снова поклонился мужчина.
Акасаки не знал, что еще сказать, поэтому попятился от ворот и поклонился еще раз. Куон тоже поклонился с вежливой улыбкой и медленно прикрыл ворота, пока парень кланялся снова.
Фух.
Парень начал спускаться по лестнице, освещая себе путь. Тени так и разбегались от яркого пятна света, которое образовывал фонарь. И идти было совсем легко.
Акасаки поднял голову, глядя на виднеющееся среди верхушек деревьев звездное небо. В городе не увидишь столько звезд, да еще и таких ярких…
Уже пели цикады, и ночь была теплой. Весь лес стоял совершенно безмолвный, вслушиваясь в стрекот, который еще не был надоедлив и громок.
Дойдя до конца тропки, Акасаки погасил фонарь и поставил его на землю, пробормотав благодарность. С ветки сорвалась ворона с громким и кратким карканьем, заставив парня вздрогнуть.
Мотнув головой, Акасаки поспешил вернуться в лагерь. Было уже поздно, ворота могли быть закрыты, но в ограде среди кустов был удобный лаз, которым парень и воспользовался.
Какая странная, тихая и умиротворяющая ночь.
***
Танака сел рядом с Акасаки под зонт, пока Сицуна плескался со старшекурсниками в озере. День был жаркий и утомительный. Через пару дней должен был состояться дружеский матч, команда из другого университета тоже приехала и плескалась в озере.
Акасаки было лень делать что-либо.
- Старшие говорят о том, чтобы провести вечером испытание на храбрость. С командой Тогаку.
- Испытание на храбрость, - проворчал Акасаки, прикрыв глаза. - Нам что, по четырнадцать?
- Это сплотит? Нет? Разобьемся на пары - один наш, один их. Сицуна уже воодушевился и хочет пугать из кустов.
- Хн, - отозвался Акасаки, бросив взгляд на гору. Идея-то, может, и ничего, но… Почему-то не хотелось, чтобы кто-то еще обнаружил гостиницу на вершине горы.
Он никому не рассказывал, что возвращался туда, даже Танаке. Это было его секретом, и мысль о том, что кто-то еще придет к этим воротам, вызывала странную ревность.
- Вечером ужин общий, познакомимся. А потом испытание, - задумчиво продолжал Танака. - Ты видел вообще? Их университетский автобус привез, не то что нас.
- Тогаку большой и крутой универ, у них есть автобусы, - Акасаки перевернулся на живот, вздохнув. Теперь гору было видно еще лучше.
- В прошлом году их команда выиграла в турнире вузов, - Танака поправил очки, наблюдая за резвящимися в воде парнями. - А у нас не особенно есть, чем похвастать.
- Выпускникам бы хотелось, наверное, хорошенько сыграть в этом сезоне.
- Наверное. Мне бы тоже хотелось, чтобы последний сезон для них стал приятным воспоминанием. Поэтому мы и поехали тренироваться в лагерь.
Акасаки согласно кивнул, наблюдая за едва заметно шевелящимися от ветра верхушками деревьев.
В прошлом году на соревнованиях они не смогли показать ничего стоящего, вылетев практически сразу. Это здорово расстроило тогдашнего капитана, который хотел выпуститься, имея победу в турнире. Нынешний капитан тоже мечтал об этом.
Они не были плохи… Просто чего-то не хватало.
- Если б выиграть в дружеском матче, это бы здорово подняло самооценку.
- А если проиграем, то это раздавит ее окончательно, - хмыкнул Акасаки.
- Оптимист.
- Я реалист. Они очень даже круты, а мы… Нет. Но я не против просто подружиться и провести время вместе, знаешь. Вдруг какие секреты выведаем.
Танака насмешливо фыркнул и взял книгу. Акасаки убрал ноги в тень, а то солнце начало просто неимоверно жарить.
А вечером с гор спустился туман, который так и манил проводить испытания на храбрость. Парни из клуба Акасаки и парни из Тогаку вывалились после ужина на улицу и решили, что это прекрасная погода для такого.
После некоторой возни с жеребьевкой, кто с кем в паре и кто будет прятаться в лесу и пугать, Акасаки взглянул на стоящего рядом рослого парня.
- Такэно Кутиро.
- Э… Акасаки Мицунэ.
- В паре, значит? - парень помахал бумажкой с жирно выведенной цифрой 5, точно такой же, что была у Акасаки.
- Ага, - коротко отозвался тот.
Такэно кивнул и повернулся к воротам, слушая последние указания тренеров. Акасаки уныло свернул обратно бумажку и убрал в карман.
- Внимание… Начали!
Пары одна за другой уходили за ворота. Акасаки поплелся рядом с Такэно, размышляя, насколько может быть страшно в лесу, где он уже заблудился однажды. И точно знал, какая тропинка приведет к вершине.
Вообще, место встречи и финиш испытания были назначены дальше, чем находилась гостиница. Это была большая площадка с одиноко растущим деревом, и дорога к ней была совсем другой, но Акасаки подозревал, что найдутся те, кто заблудится и свернет на дорогу к гостинице.
Первые минут пять парни шли в совершенной тишине, просто освещая себе путь фонариком. А потом из кустов выскочил один из Тогаку и попытался испугать их.
- О, Мияно. Привет.
- Эй, ты чего не пугаешься?
- Пф, - отозвался Такэно. - Да никто б не испугался. Даже ты, да, Акасаки?
- Ага. Что?..
- Ну первым быть уныло, - заворчал Мияно, забираясь обратно в свои кусты. - И я не хочу быть призраком.
- Давай-давай, тренируйся дальше, - со смехом отозвался Такэно и уверенно отправился дальше.
Акасаки шел следом, скучая. Не испытания на храбрость, а детский сад.
Свернув на более лесистую дорогу, которая должна была привести их к вершине, парни услышали тихий шелест среди кустов. Такэно ухмыльнулся, играя фонариком.
- Эй, кто тут? Мы тебя уже слышим. Ты не очень-то хорош.
Шелест повторился, но уже с другой стороны. Вдвоем на одном месте? Командная работа?.. Акасаки обернулся, пытаясь различить силуэты в темноте.
- Идем-идем, ты чего там примерз?
- Мне не страшно, - Акасаки пожал плечами, глядя на самоуверенное лицо Такэно. О, точно, Такэно. Это же их выдающийся питчер с супер-подачей. Звезда Тогаку.
Вот же свезло.
Парни пошли дальше, сопровождаемые шелестом. Кто бы ни прятался в кустах, он старался следовать за ними. Кажется, он не очень понял свою роль.
- О? - Такэно остановился перед ториями, которые Акасаки мгновенно узнал. Как они тут оказались? Дорога же вела совершенно не сюда.
- Мы сбились с пути? - пробормотал Акасаки.
- Лестница ведет наверх, нам надо наверх. Пошли.
- Но это не путь испытания, мы не можем же пройти обходным путем.
- Почему? Все равно никто из этих придурков меня бы не напугал. Идем. Мы наверняка придем самыми первыми.
Акасаки пытался придумать, как же отговорить Такэно подниматься. Это и правда было бы нарушением правил - идти в обход. К тому же гостиница…
Такэно пер по лестнице, как танк, но остановился на полпути, и Акасаки едва не врезался в него. В свете фонарика парень увидел стоящего на несколько ступенек выше человека в белом кимоно с длинными рукавами. Человек был в плоской белой маске, на которой знаками азбуки было нарисовано карикатурное лицо - Хэно-хэно-мохэдзи.
- Очень интересно, - фыркнул Такэно, освещая фигуру. - Поставили на всякий случай кого? Прикольно.
Акасаки не знал почему, но ему от вида этого человека было не по себе. И когда с отвратительным треском его голова вдруг повернулась совершенно горизонтально, парень понял, почему.
Такэно отшатнулся назад, едва не потеряв равновесие и не сбив Акасаки. Белая фигура с тем же сухим треском вернула голове прежнее положение и начала спускаться.
Акасаки попятился, цепляясь за веревочные перила и чувствуя, как пот катится по спине. Что бы это ни было…
Спокойно шагающий Хэно-хэно-мохэдзи поднял руки, словно приглашая обнять его. Не выдержав, Такэно хрипло вскрикнул и, бросив в него фонарь, побежал вниз по лестнице, задев Акасаки. Парень до боли сжал грубую веревку, соскользнув со ступеньки вбок и сильно приложившись ногой о дерево.
Подняв голову, Акасаки с ужасом понял, что белая фигура стоит прямо над ним. Он слышал эти сухие пощелкивания, словно несмазанные шестерни пытались крутиться.
С тихим криком, парень отпустил веревку и заскользил по листве и мху вниз по склону. Приложившись спиной о ствол дерева, Акасаки хрипло откашлялся и приподнялся, стараясь различить белеющий силуэт в темноте. Все тело болело, особенно горела разодранная коленка.
Что за черт!?
Акасаки с трудом сел, прислонившись спиной к дереву. Он застрял посреди склона, усыпанного листьями, как спуститься вниз, чтобы не грохнуться?..
Парень потер грязные ладони и тихо чихнул. Рука, которой он цеплялся за перила, болела, колено тоже болело. И спина.
Взглянув наверх, Акасаки увидел блуждающий желтый огонек. Где-то на лестнице кто-то был.
- Мицунэ.
Акасаки вздрогнул, услышав голос владельца гостиницы. Этот огонек - его фонарь?
- Куон-сан? - неуверенно подал голос Акасаки и медленно поднялся, цепляясь за дерево. - Куон-сан!
- Ох, и правда ты. Погоди. Сейчас.
Хотя Акасаки проскользил не один десяток метров вниз, Куон все же смог найти и сбросить ему вниз веревку. Собравшись с духом, Акасаки вцепился в веревку и начал подниматься наверх. Подошвы кроссовок немилосердно скользили на мху и листве, и подъем занял чертову уйму времени. Когда Акасаки добрался до лестницы, Куон помог ему вылезти из-под веревки.
Едва удержавшись на ногах, парень ткнулся в грудь мужчине. Руки теперь болели еще сильнее.
- Как ты неважно выглядишь.
- Тут бы перила понадежнее, - устало прошептал Акасаки.
Что-то хмыкнув, Куон повел его наверх. Акасаки не возражал, хромая рядом и все еще прижимаясь к мужчине. От присутствия белой фигуры не осталось и следа, может, им почудилось? Или это был особенно остроумный костюм?
Но он этого треска прямо волосы дыбом.
Куон привел парня в гостиницу и усадил на татами, разглядывая разодранную в кровь коленку. Акасаки устало вздохнул, чувствуя озноб, хотя ночь все еще была теплая.
- Сейчас, - Куон поднялся, указав на сложенную неподалеку юкату. - Переодевайся.
Акасаки как во сне стянул с себя грязную футболку и джинсы. Взглянув в большое зеркало на себя, он обнаружил огроменный синяк на спине, который уже радостно переливался оттенками синего и пурпурного.
- Ты вдруг упал с лестницы? - Куон сел рядом, принеся большой деревянную коробку со множеством маленьких ящичков. Из одного из них мужчина вытащил глиняный горшочек и снял перевязанную веревкой крышечку.
В комнате повис немного душный болотный запах. Но Акасаки не возражал против прохладной зеленой мази, от которой колено начало щипать, но зато боль почти сразу ушла.
- Случайно столкнули, - Акасаки повернулся к Куону спиной, повинуясь властному жесту.
- Столкнули?
- Мы… ох… в испытания храбрости играли. И наткнулись на кого-то, кто так нас хорошо напугал. Ну, мой напарник и драпанул, - Акасаки чуть поморщился, чувствуя как от мази защипало и спину тоже.
- Не стоит играть в лесу ночью, - мягко произнес Куон и снова накрыл глиняный грошочек крышкой.
- Я и не хотел. Это все капитаны. «Подружитесь, будет весело!»
Акасаки вдруг прикусил язык, поняв, что разговаривает с Куоном, как будто тот был его приятелем.
- Я… Простите.
- Что же вас так напугало?
- Кто-то в маске с каракулями. Хэно-хэно-мохэдзи, знаете?
- О, - коротко отозвался Куон и ничего больше не сказал.
Он отнес коробку куда-то за ширму и вернулся с чашкой ароматного чая.
- Вот, выпей и ложись отдыхать. Чудо, что ты ничего не сломал себе, когда падал.
Акасаки послушно выпил чай, который отдавал какими-то ягодами. Вкус был очень знакомый, но ускользал. Да и размышлять ни о чем совершенно не хотелось, хотелось просто лечь спать и забыть весь этот кошмар и треск костей.
***
Акасаки перевернулся на бок, чуть поморщившись от боли, и приоткрыл глаза. Ночь все еще царила над горой. Куон сидел за столом в тусклом свете лампы и расчесывал гребнем волосы.
Парень сонно подложил руку под щеку, глядя, как темный гребень ныряет в пепельно-серые волосы.
Куон наклонил голову, перекинув волосы через плечо, и Акасаки смущенно отвел глаза от длинной изящной шеи. Все-таки, почему владелец гостиницы такой странный? И почему когда он сидит в простом нижнем кимоно, то он такой красивый?
Плохая идея была оставаться тут… Такэно спустился и наверняка рассказал, как они столкнулись с таинственным белым человеком в маске. А Акасаки не вернулся вообще. Ох. Как это все нехорошо выглядит.
- Куон-сан? - тихо шепнул Акасаки, решившись.
- О, ты проснулся, - мужчина отложил гребень. - Спина все еще болит?
- Немного. Который… который час?
- Близится час Тигра.
Акасаки потер глаза, все равно не понимая, какой это должен быть час. И почему Куон не спит в такое время, какое бы оно там ни было?
- Мне, наверное, лучше вернуться в лагерь, а то там волнуются.
- Я могу проводить тебя, - Куон чуть отвернулся, скрывая волосами лицо.
- Я… Не стоит беспокоиться. Вы и так очень много сделали для меня, я очень благодарен, - искренне отозвался парень.
- О, ну что ты… Я всегда рад помочь. Ты можешь приходить, если хочешь. Горячие источники очень помогают расслабиться и исцелиться.
Последние слова мужчины потонули в неожиданно громком бое часов, который раздался за стеной. Четыре утра, мог бы просто так и сказать.
Акасаки сел и неуверенно подтянул к себе футболку, с удивлением обнаружив, что она чистая и целая. Как и джинсы.
- Ох, вы…
- Ты ведь не мог вернуться поросенком, - вдруг весело произнес Куон, повернувшись.
Акасаки только усмехнулся, быстро переодевшись и осторожно поднявшись. Эх, здорово будет с больной ногой и спиной играть с победителями турнира, ничего не скажешь.
Попрощавшись с Куоном, Акасаки вышел из гостиницы и взглянул на начавшее светлеть небо. Что ж… он себя чувствовал на удивление бодрым, а страх ночи почти исчез.
Хромая и ворча себе под нос, парень спустился к лагерю, который мирно спал. Серьезно? Ни одного признака активных поисков?.. Да что ж такое, почему его вечно оставляют где-то одного?
Пробравшись через дыру в заборе, Акасаки тихо прошел в комнату. Танака спал, раскинувшись по всей кровати в позе морской звезды, а Сицуна сидел скрючившись на постели Акасаки и с остервенением лопал шоколадку.
- Ты чего творишь-то? - тихо возмутился Акасаки.
Сицуна повернул к нему перепачканное шоколадом лицо, и Акасаки вдруг увидел совершенно дикое выражение. Словно перед ним сидел не его друг, а какой-то зверек.
- Сицуна?..
Парень перепрыгнул на свою кровать и забился в угол, прижимая к себе шоколад. Акасаки в растерянности уронил кроссовки на пол. Что за дела, почему еще и Сицуна себя ведет, как дикий енот?
Акасаки по стенке перешел к своей кровати, не спуская глаз с Сицуны, и подобрал одну из плиток, россыпью валяющихся по одеялу.
- Э… кис-кис?.. - Акасаки поразился оживлению, возникшему на лице друга, когда он поманил его шоколадкой. Немного испугавшись, Акасаки медленно перешел к двери, подманивая Сицуну, и бросил шоколадку в коридор. Как только Сицуна шмыгнул за ней, Акасаки запер дверь и резко выдохнул. Что за хрень.
- Акасаки? - Танака шумно зевнул и сел, подслеповато щурясь.
- Ох. Привет. Доброе.
- Который час?
- Час Тигра.
- Ха-ха, - Танака нащупал на тумбочке очки и нацепил их на нос. - Вы чего, устроили тут ночное обжорство с Сицуной?
Акасаки нервно хмыкнул, держась за ручку двери и слыша тихо ворчание и шелест шоколадной обертки. Он только что выманил друга из комнаты угощением, как животное. Что происходит.
- Я… Эм. Как дела с испытанием на храбрость?
- Это было ужасно скучно, - Танака включил свой телефон и проверил время. - Постой, а ты где был?
- Вы меня даже не искали? - пробормотал Акасаки.
- Мы… Прости. Парни из Тогаку начали вести себя как идиоты, нам пришлось разойтись. Пока с горы спускались, устали ужасно. Я думал, ты где-то рядом. А потом мы так отрубились.
Акасаки вздохнул, вслушиваясь в тишину. Кажется, Сицуна успокоился.
- Вести себя как идиоты?
- Да, один прибежал с криками, что на него напал призрак, они толпой пошли куда-то, потом все вернулись и начали орать об этом. Это все было похоже на глупый розыгрыш. Мы хотели с ними подружиться, а они решили выставить нас дураками.
- Глупая была идея, - Акасаки приоткрыл дверь и обнаружил Сицуну мирно спящим на полу. - Эй, Танака, помоги?
- А с этим что не так? - парень подошел к двери, вздохнув.
- Ты не замечал, что он стал… м… странным?
- Разве? Он всегда таким был. Весь в шоколаде опять, фу. Когда он уже наестся.
Друзья переложили Сицуну на кровать и кое-как оттерли шоколад. Акасаки растерянно потер лоб, не совсем понимая, что происходит. С самого начала, как только они приехали в лагерь, все стало таким странным. И все вело, конечно, в гостиницу на вершине горы.
Танака ушел умываться, а Акасаки сел на кровать, сбросив весь шоколад обратно в рюкзак.
Куон-сан…
Кто ты?


@темы: креатифф

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки ленивого кабачка

главная